ПУСТЫНЯ.

Далека была дорога,- скрип колес и морок жара,

Бесконечности подобен тяжкий путь до Куперс Крик

Точно крыльями на взлете, по брезенту хлопал ветер,

Жаркий ветер, мертвый ветер, злой дороги в Куперс Крик.

Для волов, овец, лошадок, для людей была водица

Горло крыс сжимала жажда по дороге в Куперс Крик.

Пересохшие вибриссы, пересушенная шерстка,

Уши слышат песню смерти,- сушь дороги в Куперс Крик.

Ни дождинки, ни росинки, даже травы умирают

Под пустым от зноя небом,- ад дороги в Куперс Крик.

Песни о Куперс Крик. Перевод с Лингва Ратта (крысиного)

***

Вот уже три дня, покинув приветливый оазис Пересмешника, экспедиция шла по пустыне. Зря Стерт отправлял вперед Джима,- даже ему не удавалось отыскать источников.

-Хоть бы встретить аборигенов,- мечтал Чарли,- Они-то точно знают где есть вода.

-Знают, но скажут ли?

-Ничего, Билли, узнали бы. Но в этих чертовых пустынях, похоже и дикарей не водится.

-Не удивлюсь если так. Ты заметил, Чарли, вот уже два дня мы не встречаем никакой дичи,- ни больших кенгуру, ни валлаби. Даже эму пропали.

-Конечно, и это мне не нравится.

- Похоже нас занесло в совсем засушливые места.-и Билл обернулся у поотставшему географу.

-Эй, Джо, а что говорит наука, есть здесь поблизости хоть какая-нибудь вода?

-Ничего толком неизвестно. Вообще, центральные области Австралии исследованы даже хуже чем Черная Африка.

-Выходит, никто так и не знает, что там?

-Никто. Однако есть мнение, что, возможно, в центре материка расположено большое озеро.

-Даже так? Откуда такие сведения, если там никто не бывал?

-Думаю, из рассказов аборигенов. Кроме того,- реки.

-Что реки?

-Есть несколько рек, которые скатываются по западной части Большого Водораздельного Хребта на запад. Должны же они куда- то впадать? Кстати, если мы будем продолжать двигаться на север, то должны наткнуться на неисследованную часть реки Барку.

-Когда?

Картограф только плечами пожал:

-Не знаю. Может завтра, может через неделю А может и никогда, если река поворачивает на север, или впадает во внутренее озеро, не доходя до нашего мередиана. Впрочем тогда мы, скорее всего наткнемся на само озеро.

-Хорошо бы, иначе прийдется перерезать всех наших овец.

-Почему? Из-за воды? Но ведь у нас еще больше тридцати бочек.

-Все так, но эти скоты все-таки слишком много пьют. Кроме того, трава вокруг слишком чахлая, да и мало ее, всей отаре явно не хватает. Лучше сократить поголовье сейчас, пока они не начали худеть.

-Ну их можно подкармливать на стоянках.

-Нет, сено с овсом и ячменем лучше приберечь для лошадей и волов.

-Пожалуй, ты прав,- согласился Билл,-Прийдется резать. Но не всех сразу!

-Конечно. Если до вечера не найдем воду забьем четыре- пять десятков. Мясо распластаем и разложим на крышах фургонов,- при такой жаре и сухости оно за день высохнет.

-Так и сделаем,- согласился Билл, и отхлебнул из фляжки глоток воды,- в такую жару нужно пить очень часто, но понемногу.

Крысы в галетном ящике тоже страдали от жары и жажды. Впрочем, жара,- еще полбеды,- крысы очень выносливы, но вот сушь Даже в дикой природе эти зверьки предпочитают селиться недалеко от речек или озер, а уж в человеческом жилище, всегда можно найти хоть немного воды, а то и напитков повкуснее. Но здесь, в фургонах, не было ни молока, ни пива, а воду люди спещиально спрятали в больших железных бочках. Крысы чувствовали ее запах, даже слышали, как она плещется, но достать не могли. По ночам главный крыс галетного клана, назовем его Алеф, даже пытался грызть скрипучую жесть, но острые резцы только скользили по гладкой, округлой поверхности. Отчаявшись, крысы спрыгивали по ночам на спины флегматичных волов, слизывали пот, но это помогало мало.

Если бы у зверьков было вволю овощей или зелени, они бы, конечно, не так страдали, но, увы,- жесткий, высохший спинифекс не может утолить жажду, а картофель и морковь были надежно скрыты в жестяных ящиках.

 

***

Не важно для людей,

Что крыса голодна,

Но знай, колодец дней

Не исчерпать до дна,

И не еда одна

Поддерживает в нас

Мысль в ярких искрах глаз,

Ведь вновь, в который раз,

Найдется славный лаз

В хранилище колбас

Размышления. Перевод с Лингва Ратта (крысиного).

 

***

На этот день Пересмешник опять вернулся ни с чем.

-Сэр, я виноват, но воды нет. Нигде нет.

-А дикари?

-Людей тоже нет. Это плохое место. Совсем плохое. Джим видел Пауку, а там, где живет Пауку,- воды не бывает. И людей тоже.

-Пауку? Это еще что такое?

-Это зверь. Плохой зверь.

-Он большой?

-Нет, сосем маленький, то там где есть Пауку,- нет воды.

-А на кого он похож.

-Пауку,- страшный. Он как ящерица, но весь в колючках. Пауку,- как злой дух, как Дьявол белых людей,- и мальчишка скорчил рожицу, которая должна была изображать очень страшного и злого Пауку, но все равно, Джим походил, разве что, на крохотного, озорного бесенка.

-Ладно, я не сержусь на тебя за то, что ты не нашел воду, и за то, что испугался Пауку,- тоже.

-Джим не боится Пауку,- возразил Пересмешник,- Но все равно, это,- плохой зверь. Совсем плохой!

-Ладно, верю. Можешь немного попить.

Пересмешник забрался в фургон, нацедил из подвешенной фляжки немного в жестяную кружку. Крысы в ящике с галетами принюхались,- вода. Опять пахло водой, но только пахло.

 

***

Не хнычь, дежись,

Пусть даже худо

Вздохни всей грудью,

Ведь сила крыс

Взойдет подспудно

Как Солнце ввысь

Не верим в чудо,

Но верим в жизнь.

Любой кошмар,

Что как пожар

Яд прыщет в губы

Нас не погубит,-

Наш род не стар,

И жить нам,- любо!

Размышления. Перевод с Лингва Ратта (крысиного).

 

***

На стоянке, резали овец. Несчастные животные отчаяно кричали, пахло страхом и смертью. Шум в лагере долго не затихал,- нужно было как можно скорее нарезать мясо на тонкие пласты, чтобы высушить на покрышках фургонов. Над большим костром жарились на вертелах бараньи ребрышки. Пересмешник был очень доволен,- такого количества мяса хватит и ему и белым. Через час живот юного аборигена уже стал округлым, как плод дынного дерева, а сам Джим,- сонным и умиротворенным. Мальчишка забрался под фургон и заснул, счастливый и довольный жизнью. Нет, все таки ему повезло, что он попал к таким хорошим белым. Хрошим и умным,- ведь они понимают, что Кускусы очень любят покушать. И другие люди,- тоже.

Даже когда стихло, крысы долго не решались выбраться из ящика, но в конце-концов не выдержали,- ведь в лагере пахло не только смертью, но и влагой. По брезентовым бортам вскарабкались на крышу и запустили зубы в пласты еще сочного мяса. Не столько ели, сколько жевали, высасывая живительную влагу.

***

Раз уж есть довольно есть

Все, кто есть, здесь могут есть

Метки. Перевод с Лингва Ратта (крысиного).

 

Hosted by uCoz