Утро

Хорошо просыпаться не от истошных воплей жестокого будильника, или пусть даже нежного, но такого раннего: "Ратик, солнышко, вставай",- причем как раз в тот момент, когда это самое солнышко, больше всего на свете, хочет как раз не вставать, а обьявить пасмурную погоду, или, еще лучше,- полное затмение, по крайней мере еще на час, а от запаха свежеиспеченных пирожков, а еще оттого, что Гмур игриво лижет тебе лицо...

-А твоя мама пирожки напекла! С вареньем, а еще с картошкой...Вкусные!

-А ты что, уже попробовал?

-Нет, я еще не настолько одомашнился, чтобы у людей из рук есть... Я,- крыса дикая...

-Но у меня же ты еду из рук всегда берешь... А мама она тоже хорошая...

-Твоя мама может быть не просто хорошей, а самой замечательной,- но она все равно человек... А вот ты,- еще и крыса,- поэтому с тобой дружить можно...Так что вставай и иди завтракать, а то я пирожка очень хочу.

Крысы мыслят совсем не так, как люди... Для человека больше свойственно строить длинную цепь размышлений, от частного случая, к общему пониманию, а рассудок крысы движется прямо в противоположном направлении,- от накопленного всеми предидущими поколениями жизненного опыта,- к решению конкретной задачи. Слишком много опастностей подстерегают повсюду пушистого зверька, чтобы можно было рисковать, стараясь в сотый раз перепроверить, насколько безопасен тот или иной шаг, и поэтому крыса принимает, что все неизвестное или малознакомое,- скорее всего смертельно опасно... Поэтому человеку так не просто, порой, завоевать дружбу осторожного грызуна,- потребовалось больше трехсот поколений, чтобы стереть из наследственной памяти домашних крыс врожденный страх перед безжалостным двуногим чудовишем.

-Ну ладно, встаю... Сейчас получишь свой пирожок...

Ратмир выскочил из постели и понесся умываться. Гмур,-следом,- запрыгнул на край раковины, протягивает вперед передное лапки, ловит струйки воды на фаянсе, моет мордочку... Поселившись рядом с человеком многие животные обучаються пользоваться водопроводом, но как правило, только для того, чтобы пить воду, а вот умываться, продолжают по старинке,- языком... Только крысам и обезьяном оказалось под силу сообразить, как использовать эту новинку для приведения в порядок драгоценной шерстки. Особенно в жару, когда каждая капля воды, порой, бесценна.

-Ратик, проснулся, вот и хорошо... Сейчас я тебе омлетик сгоношу...

-Омлет? А я думал, на завтрак,- пирожки...

-Пирожки в дорогу возмешь...

-Да что ты, мам, мы там еду не костре варить будем!

-Конечно будете... Однако, пока доедете,- как пить дать проголодаетесь. Вот тогда пирожки и пригодятся... Я тебе еще термосок с чаем наготовлю.

-Мам, а можно и сейчас хоть один пирожочек...

-Тебе или крысе? Этот хвостатый тут уже почаса крутится...

-И мне и Гмуру... Нам и одного на двоих хватит!

Еще бы не хватило, мамины пирожки,- не такие как продают бабки возле Гастронома: те,- крохотные, чуть больше тапочки-чешка для првокласника, а мамины,- и пирожками называть неловко,- скорей уж целые пироги,- с две папины ладони.

-Ну ладно... С вареньем?

-Лучше с картошкой...

Вообще то Ратмир, как любой нормальный мальчишка, конечно, больше любил сладости... И Гмур, кстати, тоже,- крысы,- как дети, сладкоежки,- да только очень уж вредно им сладкое,- вот Ратмир и решил,- лучше с картошкой,- чтоб друга не искушать. Впрочем, Гмур и этому угощению обрадовался... Особенно с омлетом...

Наконец поели, мама уложила "тормозок" на дорогу,- и пирожки, и термос, и большой кусок сыра:

-На костре готовить,- конечно хорошо,- но пока обоснуетесь, пока место обустроите,- сам увидишь,- припас не помешает... Ну да ладно, пока за тобой Борис Аркадиевич зайдет, присядь немного...

Присел. У ног рюкзак и большая сумка с тремя клетками... Вернее, клетка одна, просто разделена перегородками на три "комнатки",- это папа сделал,- для дороги,- лучшего не придумаешь. В клетке,- Риска, Миха и Герьбиль-Джан,- каждый в своей комнатке. Главное не забыть перед отъездом кормушки и поилки вынуть, а не то,- обольются малыши, да и корм весь рассыпется... Да еще не забыть бы в каждую клетку положить по кусочку огурца и яблока,- и еда и соку много, чтоб пить не хотелось.

Гмур вскарабкался на колени.

-Я бы, крысочеловек, с тобой поехал... Хоть и не просто в моем возрасте путешествовать, все равно, одного отпускать,- душа болит... Да не могу,- на мне весь клан...

-Не волнуйся, Гмур, я же там не один буду... И Учитель со мной и еще трое взрослых Мастеров...

-Учитель... Когда надо было с Небылью воевать, этот твой Учитель в комнате сидел, а на драку вместе с тобой мы, крысы пошли...

-Ну не просто так он сидел,- без его помощи мы бы эту пакость до сих пор искали бы... И потом,- в пещерку, где она пряталась, человеку все равно никак не попасть.

-Может и так, а только, не нравится мне это Испытание...

-Почему?

-А так... После того, что ты сделал,- какое им еще Испытане нужно...

-Ну это обычай такой... И потом, Борис Аркадиевмч говорит, что испытание многому учит...

-О чем это ты с Гмуром говоришь-то? Хоть расскажи, а то я по-вашему не понимаю...

-Да вот Гмур спрашивает, зачем нужно Испытание...

-Эх, Ратик, не знаю, нужно оно или нет, а только настоящая проверка-то не какой=то там экзамен, а сама жизнь... Ты главное это помни...

Опять помолчали. Ратмир взглянул на часы,- уже без десяти шесть... Скорей бы Борис Аркадиевич пришел...

Наконец тренькнул звонок. Ратмир вскочил со стула, бросился к двери

-Борис Аркадиевич, а я уже готов... И рюкзак собрал, и крыс...

-Ну и хорошо,- Учитель вошел в прихожую,- Пошли в мащину...

-В машину?

-Алекс согласился повести до причала... Знаешь, ему ведь за то дело с Небылью старшего лейтенанта дали... Досрочно...

-Вот здорово!

-Конечно... Да только я ему прямо сказал, что в этом и твоя заслуга есть...

-Не только моя... А Вы, а Артист?

-И Григорий, конечно немало помог... А все равно,- без твоего нюха...

- Так пусть они вместо собак крыс на службу примут. и уже на крысыном,- Слышишь, Гмур, пойдешь в милицию вместо собаки работать?

-Что?! Да чтоб я за собой Человека на ремешке таскал? Не будет этого! Крыса сама свободу ценит, и у других ее отнимать не намерена... Да и потом, дружить,- крыса согласна, а вот служить,- это вообще противно нашей природе.

-Ну ладно, Ратмир, если готов,- пошли...

Если бы люди знали, как хорошо на улице ранним утром, они бы никогда не валялись бы в этот час в постели, насвистывая носами бесконечную ленивую песенку...Впрочем нет,- все равно бы лежали и сопели,- ведь поспать,- все любят,- и люди и крысы. Правда зверькам редко выпадает возможность спать по семь-восемь часов кряду, но зато крыса умеет засыпать буквально на минуту-две,- и просыпться бодрой и готовой к новым проказам, а если надо,- и к бою. Казалось бы,- много ли это,- минутка сна, однако за сутки они складыватся в часы, благодаря чему, зверек спасается и от усталости, и от беспомощности и безоружности спящего.

Но в этот ранний час Ратмир вовсе не жалел, что проснулся ни свет ни заря,- так свежо и звонко раскачивались на травинках росинки, таким чистым было небо, что весь мир казался мальчишкой, только что вынырнувшим из прохладной чистой реки,- вон и волосы еще не обсохли, и ладошки холодны...

Hosted by uCoz