В застенке

Ратмир открыл глаза,- где это он? Вокруг полумрак,- только из крохотного, забраного решеткой окошка под самым потолком сочится немного света, стены,- из тяжелых серых блоков, пол,- такой же,- серый, каменный,- неудивительно, что бока так болят. Ратмир встал, прошелся по комнате, или, наверное, точнее будет сказать, по камере,- семь шагов вдоль той стены что с окном, столько же,- вдоль смежных, железная дверь. Так, похоже влип Быстро, внутренним взором прощупал тропы,- все в порядке,- вот она алмазная тропа,- блестит, искриться, как натянутая струна, ну чтож, в крайнем случае,- путь для бегства,- открыт, но только обидно как-то, уходить так просто. Артефакта у него на сей раз вообще никакого нет,- значит опять Мастера решат, что испытание не пройдено. Подошел к стене, ощупал,- нет, это тебе не глинобитная хижина, как там, в Мире Степи, не прогрызешь. Ладно, пока придется ждать,- к кому бы он ни угодил, рано или поздно должны же они поинтересоваться судьбой пленника, а там видно будет,- глядишь, и удасться вырваться на волю,- не крысенком, так Волком.

Ждать, впрочем, пришлось нелолго,- заскрипела тяжелая дверь, и на пороге камеры показались трое,- один в черной сутане, с массивным крестом поверх жирного брюха, и еще двое в ярких одеждах, с огромными ружьями на плече. Ратмир толькуо вздохнул,- был бы тут только этот, жирный,- спастисть было бы, как говорит Гмур,- проще чем дохлую кошку пометить,- оборотился бы волком, сшиб бы лысого пузана с ног,- потом крысенком,- и,- Митькой звали, а эти, с ружьями, чего доброго, увидев волка стрелять начнут!

-Пошли!

-Ну пошли так пошли,- не стал спорить Ратмир,- А куда?

-К следователям Священной Инквизиции!

Ну вот, только инквизиторов ему не хватало Судя по тому, что Ратику приходилось читать об этой веселой компании, ничего хорошего от них ждать не приходится. Впрочем, Алмазная Тропа,- вот она, рядом.

Ратмир вышел из камеры, вопросительно взглянул на толстяка,- судя по всему,- он здесь главный.

-А куда идти-то?

-Следуй за мной!

Так и пошли по темным коридорам,- впереди жирный монах, потом худенький мальчик, следом пора солдат с ружьями наизготовку. Шли долго, то и дело поворачивая,- то направо, то налево. Вначале Ратик попробовал считать повороты, но скоро сбился,- да и настроение для арифметики было не самое лучшее Наконец Ратмира провели через большой, хмурый зал, скудно освещенный копящими факелами и горящими углями в жаровнях, мимо каких-то темных, зловещих машин, и втолкнули в небольшую комнатку. Ратмир даже зажмурился,- после сумрачных коридоров солнечный свет из большого, зарешетчатого окна больно резанул по глазам.

-Приблизься, обвиняемый!

В комнате, за большим столом, сидело два довольно таки упитанных монаха, в черных сутанах, а третий, худенький, примостился в сторонке, у небольшого пюпитра, заваленного листами бумаги и большими перьями.

-Как тебя зовут, мальчик, кто твои родители, откуда ты?

-Меня зовут Ратмир, я из далекой страны.

-Как ты говоришь тебя зовут?- удивленно вскинул брови один из толстых.

-Ратмир Ратмир Кравич.

-Мальчик, ты не в ярмарочном балагане. Нас не интересует твоя кличка, не важно, в труппе ли жонглеров, или в какой-то банде. Отвечай, каким именем ты был наречен при крещении?

-Никаким.

-Как это никаким? Так не бывает!

-Еще как бывает,- Ратмир попытался взглянуть в глаза следователям, но они, что один, что другой отвели взгляд,- Как меня могли назвать при крещении, если я не крещен?

-Не крещен?- вопрошающие были явно смущены,- Совсем?

Вот уж глупый вопрос, интересно, где этим попам приходилось встречать крещенных наполовину?

-Совсем!

-Значит твои недостойные родители не ввели тебя в лоно Вселенской Римской Католической Церкви?

-Конечно, но только вы моих папу с мамой не ругайте, а то я и про ваших могу что-нибудь такое сказать, что не обрадуетесь!

Ратмир решил говорить правду и только правду. И в самом деле,- солдаты с ружьями доставив арестанта явно сочли, что им в кабинете следователей больше делать нечего, и исчезли за дверью, а тонкие прутья решетки на окнах явно не выдержат напора гигатского тела Сказочного Волка, хорошо, кстати, что кольцо Ликантропы на пальце, прикрытое личиной невидимости.

Один из толстячков впривстал со стула:

-Мальчик, не надо врать! И грубить, кстати, тоже не советую. Итак, ты утверждаешь, что не крещен?

-Да, а что, это обязательно, быть крещенным?

-Разумеется, если хочешь спасти свою бессмертную душу!

-Погодите, Святой Отец,- вмешался второй инквизитор,- Мне кажеться это дело необходимо исследовать более детально Итак, мальчик, ты не христианин?

-Я же вам сказал, что меня зовут Ратмир!

Оба вопрошающих уставились друг на друга. Наконец, у одного, похоже, родилась какая-то мысль:

-Отец Питер, возможно, он иудей?,- и уже к Ратику,- Мальчик, ты иудей? Говори правду!

-Отец Пауло, среди иудейских имен нет такого Ратмир, кроме того он с непокрытой головой

-Да, верно, и на мавра тоже не похож! Неужели настоящий язычник? Мальчик, ты язычник?

Ратик пожал плечами:

-Не знаю, наверное нет А кто такой язычник?

-Это люди, которые поклоняются бесам и нечистым духам!

-Значит нет! Духом меня, правда, Лисицы считали, но это давно было, в Англии думали, что я,- эльф или ангел А бесам поклонятся незачем, да и глупо это,- они ведь мелкие, и дурные. Было бы кому поклоняться-то!

Оба монаха уставились на Ратика, как будто впервые в жизни увидели мальчишку. И зря,- ведь теперь их глаза были открыты для любого внушения. Ратмир набрал немного мутно- желтого и плеснул на гордое золото самоуверенности,- когда противник смущен, не знает что делать это всегда лучше,- хоть в споре, хоть в настоящем противоборстве. Конечно, сейчас им можно было внушить что угодно, например, что пленника просто необходимо отпустить с миром на все четыре стороны, но в Ратмире, как в любом мальчишке, знать все-таки сидел маленький озорной бесенок. На самом деле, отчего не пошалить, если можно!

Наконец один из инквизиторов, тот, которого напарник назвал Отцом Пауло спросил:

-Каким ангелом? Какие лисицы, что за эльфы?

Ратмир решил отвечать по порядку. Для начала, он принял вид Светящегося Ангела, как тогда, на барке. Трое монахов, в том числе и тот, который все время чиркал перышком по бумаге на пюпитре, замерли открыв рты, точно каменные горгульи.

-Ангелом,- вот таким,- и Ратмир вернул себе обычный облик,- А Лисицы,- это люди из одного племени Только они давно жили.

Отец Петр ухватился обеими руками за распятие на пузе, засипел, точно его кто-то душил:

-Кто ты?

-Экие вы непонятливые!- наивно улыбнулся Ратик,- Я же вам говорю, я,- Ратмир. Зовут меня так! Просто меня часто за кого-то другого принимают.

Отец Павел, похоже, тоже начал приходить в себя.

-Среди имен Ангелов нет такого: Ратмир!

-А я что, говорил, что я ангел?

-И среди бесов и демонов,- тоже!

-Не знаю,- пожал плечами мальчишка,- Я с ними незнаком

Отец Петр привстал со стула и захрипел, сжимая ладонями распятие:

-Изгоняю Сатану, именем Господа нашего

Ратмир оглянулся

-Что-то я вас, дяденька, не понял. Кого вы гоните? Если меня, то я с удовольствием уйду, только покажите где здесь выход. Очень мне нужно тут киснуть, что вы думаете, мне делать нечего? И потом, я не Сатана, я,- Ратмир, сколько раз можно повторять!

Отец Петр взмахнул распятием, как теннисист ракеткой:

-Ты что, святого креста не боишся?

-А чего его бояться? Или Вы драться им будете?

-Все Нечистые боятся самого вида Честного Креста!

Ратмир потупился:

-Да, искупаться бы мне, наверное, не мешало Но это вы сами виноваты,- такую грязь да сырость в камере развели,- просто срам! Опять же, ни умывальника, ни мыла, ни полотенца, не дали, а потом еще ругаються!

-Взляни на распятие!

-Ну, взглянул

-Чувствуешь страх?

-С чего бы это вдруг? Ничего распятие, красивое Не Микельанжело, конечно, но смотреть можно.

Отец Петр, мешком плюхнулся на стул:

-Значит ты не черт?!

-Слушайте,- не выдержал Ратмир,- До Вас что, только дошло? Не черт я, не ангел, не эльф, не дух, не Короче, я,- Ратмир, и чего вы ко мне пристали как репей, понять не могу!

Монашек у пюпитра, бледный, точно у него всю рожу в муке вываляли, вдруг прошептал:

-Отцы Инквизиторы Я знаю, кто это! Это,- Антихрист!

-Слушайте, если вы обзываться будете, я вообще с вами говорить не хочу! Вот! И вообще, что вы от меня хотите?

-Признавайся!- булькнул Отец Пауло,- Нам все про тебя известно! Один добрый католик донес, что сам видел, как ты стал человеком, сбосив крысиную личину!

-Никакую личину я не сбрасывал, я просто сначала был крысенком, а потом стал человеком! А что, нельзя?

-Нельзя! Ибо менять обличья можно только путем богопротивного колдовства, что есть грех! Покайся, или мы вынуждены будем прибегнуть к пытке, дабы принудить тебя к раскаянию и вернуть, то есть привести в лоно Святой Церкви!

-Что!? возмутился Ратмир,- К пытке? Ну уж нет!

И перед окончательно ошеломленными инквизиторами вдруг появился гиганский черный Зверь. Огромное, косматое тело метнулось к окну, одним ударом могучей лапы вышибло решетку и исчезло Остолбеневшие святые отцы даже не заметили, что на месте, где только что стояло чудовище мелькнул маленький крысиный хвостик. Мелькнул и исчез в оконном проеме.

Hosted by uCoz