В лагере Альбы.

Ранним утром, в песчаный берег, почти невидимый в густом тумане, ткнулась небольшая лодчонка. На берег выскочили два мальчишки и высокий парень в разноцветных лохмотьях.

-Значит так, гезы, держитесь вдоль берега, думаю часа через четыре- пять как раз выйдете на лагерь Альбы. Не бойтесь, у них вокруг лагеря,- целый табор,- маркитантки, торговцы, всякая шваль, ну и попы, само собой, куда же испанцам без них. Детей тоже навалом, причем никто никого толком не знает, короче,- полный хаос, думаю, вам затеряться не сложно будет. Короче, осмотритесь на месте, разнюхаете где палатка самого гецога,- ну это тоже дело нехитрое, а вот потом самое сложное и начнется. Постарайтесь пробраться в палатку Альбы, улучить момент, когда там никого не будет и стащить карту. Да, вы хоть знаете, что это такое?

-Я знаю, - кивнул Ратмир, - Рисунок такой, где изображено гда что находться.

-Верно, значит, разберетесь.

-Не волнуйся, справимся!

-Ну вот и хорошо. Стащите карту,- бегите с ней вОстенде, в харчевню Толстого Пита, я вас там ждать буду. Все ясно?

-Ясно!

-Ну удачи вам, гезы!- и лодка вновь растаяла в тумане,- словно ее и не было,- только скрип уключин еще долго слышался сквози плеск прохладных волн.

-Ну что, пошли?

-Пошли! Слушай, Ратмир, а ты что, и вправду знаешь что это за карта?

-Конечно знаю, не бойся, разберемся!

Туман клубился над дюнами, холодный, вязкий.

-Слушай, Ратмир, знаешь чего я думаю,- сказал Гуго, в очередной раз останавливаясь, для того, чтобы вытряхнуть песок из башмаков, а зачем нам идти к лагерю Альбы пешком?

-А ты что, подьехать хочешь? Так у нас кареты нет.

-А ты сделай ее, ты же все можешь!

-Ну, во-первых, далеко не все, а во-вторых,- ты каретой управлять умеешь?

-А что тут уметь то?

-Ну ладно, спрошу иначе, тебе хоть раз приходилось управлять каретой, или хоть телегой?

-Нет.

-Вот и мне нет, и потом, думаю не стоит нам являться к лагерю со свей помпой. Пешком оно надежней будет, да и безопасней,-тоже.

-Ратмир, а ты слышал, говорят, будто в дюнах по ночам оборотень шалит.

-Какой еще оборотень?

-Ну такой злой колдун. Он по ночам превращается в большого волка, бегает по дюнам и на всех бросается Уже несколько девушек и женщин задрал.

-Ну, если так, то тебе, во всяком случае, бояться нечего.

-Почему?

-Так ты же не девчонка, да и сйчас уже не ночь,- утро!

-Ага, а если он за ночь никого не поймал, и теперь готов и на мальчишку броситься?

-Ну это вряд ли. Да и потом, он большой, этот волк?

-Очень! Вот такой вышины,- и ладонь Гуго взлетела на добрый метр от земли.

-Всего-то? Не бойся, пусть только появиться, разделаюсь с ним по-свойски, мало не покажеться!

-Ты?

-Я. Да не волнуйся, говорю, с таким щенком управиться несложно!

И впрямь,- если это дюнное чудище и на самом деле кто- то вроде Ликантропы, то он, судя по всему, вообще кутенок, только-только бросил мамку сосать, а если простой волк,- то и вовсе бояться нечего.

-Уф, -вздохнул Гуго,- Устал Давай передохнем немного

-Ладно, можно и отдохнуть, думаю лагерь этого Альбы от нас никуда не денется.

Присели прямо на песок. Туман медлено сползал в море, между его белесыми космами уже начало проглядывать синее небо. Вдруг Ратмир прислушался:

-Слышишь, Гуго, вроде поет кто-то. Женщина.

-И точно поет! Где-то там,- и мальчишка махнул рукой в сторону Остенде.

-Там никакой деревни нет? Или хутора?

-Нет, отсюда, до самого Остенде,- одни дюны Наверное идет кто-то. Или едет. Может какая-то маркитантка, в лагерь Альбы. Хорошо бы, может подвезет

-Скорее идет,- песня уже близко, а ни скрипа колес ни понукания не слыхать.

На вершине дальней дюны показалось небольшая фигурка. Ратмир пригляделся.

-Какая-то девушка. Одна.

-Значит не маркитантка. Той без лошади разгуливать незачем,- вина да пива солдатам много надо, на плечах не понесешь!

-Да у нее и груза-то немного,- так, небольшая сумочка,- и все.

Девушка увидала мальчишек, махнула рукой:

-Эй, парнишечки, куда путь держите, часом не в лагерь?

-В лагерь, - буркнул Гуго,- Тетка у меня еще третьего дня туда отправилась, да призадержалась что-то.

-Ну и ладно, попутчицу возьмете?

-Хочешь, иди, дюны широки, всем места хватит.

-Вот и хорошо! А мне сначала в лагерь, а потом уж до Зербрюгге.

-А в лагерь зачем, тоже тетку проведать?

-Ишь ты, какой любопытный! А может жених у меня там?

-Испанец, что-ли? Или может из монахов кто?

-Да ты шутник! Нет, монахи мне ни к чему, испанцы тоже. Да и по-правде говоря, и не жених он мне вовсе, так сосед, Ламме его кличут.

-А чтож этот твой Ламме в лагере делает-то?

-Колбасу жарит!

-Знатный вояка А тебе-то он зачем?

-Весточку передать. Все равно по дороге в Зербрюгге лагеря не миновать, вот и прихватила, отчего доброе дело не сделать. Я парнишечка вообще, девушка добрая! А что это твой дружок все молчит, точно воды в рот набрал, уж не немой ли?

-Нет, я не немой Просто, говорить не о чем, вот и молчу.

-Ну это ты зря! Нам на то язык и даден, чтоб разговаривать.

-Ага, и зубы, чтоб его за ними держать!

-А ты востер. Молчишь, молчишь,- а как скажешь, так в цель. Как тебя звать-то, молчун?

-Ратмир.

-Странное имя!

-Так он иностранец, вот и имя у него странное, а меня Гуго зовут.

-Вот и познакомились. А меня Нелли! Ну что, пошли?

Всю дорогу рот у болтушки Нелли не закрывался ни на минуту, так, что на подходе к лагерю герцога Альбы мальчишки уже знали, что весточку соседу- Ламме она несет от его драгоценной женушки, в лагере собирается переночевать, а потом, с самого утра отправится дальше, что в Зербрюгге ее ждет тетка Белла.

-А знаете, мальчики, тетка-то у меня,- самая настоящая колдунья. Только добрая она,- никакого вреда никому не делает, лечит, обереги дает. Только вы об этом никому, ладно, а то неровен час донесут чернорясым, а она у маня хорошая!

Последняя новость Ратмира очень заинтересовала:.

-А если так, то зачем сама об этом первым встречным выбалтывешь?

-Так разве вы первые? Да и потом, мальчишки,- кто вам поверит! А впрочем ты прав, разболталась я что-то, - и девушка замолчала. На целых пять минут.

-Слушай, чужеземец, а сам-то ты откуда?

-Издалека. Отсюда не видать.

-Нет, правда, откуда?

-Знаешь, Нелли, как моя страна по-вашему называеться я не знаю, а по-нашему,- ты не поймешь

-Скрытный ты что-то! Видать есть что скрывать.

-У вас тут лучше молчать, а то прийдется говорить против воли.

-Что, боишся, что донесу? обиделась девушка,- Не волнуйся, я не из таких.

-Ну вот и хорошо...

Наконец за следующим песчанным холмом показались много, целые сотни серых палаток и крытых повозок.

-А вот и лагерь, можно сказать пришли. Видите вон тот фургон с жестяным петухом над дышлом, ну тот , где дымок от жаровни? Это и есть колбасная Ламме. Проголодаетесь,- заходите,- у него, честное слово, лучшие черные колбаски во всей округе! Ну ладно, будьте здоровы,- и болтушка исчезла в проходе между возками и телегами.

Откровенно говоря, Ратмир представлял себе военный лагерь несколько иначе,- пестрое скопление палаток, телег и фур, на первый взгляд больше всего напоминало диковинную ярмарку или цыганский табор. Повсюду шастали мужчины в пестрых одеяниях, женщины,- одни в ярких, другие в серых, невзрачных платьях, босоногие ребятишки. Возле возов жевали свое сено лошади,- одни высокие,статные, другие,- тощие, грязные. И все это сборище людей и животных шумело, кричало, ругалось, ело, пило, короче жило своей бурной, и беспорядочной жизнью. Ратик подумал, что гезам, похоже, можно не беспокоиться,- такой враг им не страшен, ведь прежде чем начать воевать, вся эта пестрая толпа должна сначала разобраться,- кто здесь солдат, а кто так, просто случайно затесался, и к тому же еще хоть немного протрезветь.

Ратик протянул Гуго несколько колец:

-На, возьми, покрутись возле винных да обжорных фугонов, заодно и сам перекусишь.

-Зачем? Нет, поесть-то я как раз не против, но зачем у фугонов тереться?

-Прислушайся к болтовне этих вояк. Во-первых, может удасться разузнать где палатка этого самого Альбы, а во-вторых,- они, спьяну, много чего интересного выболтать могут, потом гезам расскажешь!

-Давай вместе!

-Нет, Гуго, я по-своему искать буду. Встречаемся ночью, возле телеги этого Ламме, петушок и впрямь,- примета удобная. Ну, счастливо!

-И тебе того же!- и Гуго направился к ближайшей фуре, возле которой веселый парень в засаленом переднике, ворочал над жаровней несколько кое-как ощипанных цыплят.

Ратик огляделся,- нет, в человеческом обличии тут много не разведаешь, а хорошо бы покончить с этим делом до утра,- ведь на рассвете Нелли отправится в Зербрюгге, к своей тетке-колдунье, а ее-то Ратику и надо,- если уж у ведьмы не удасться раздобыть хоть какой- нибудь артефакт, то значит их и вовсе нет в этом мире.

Ратик огляделся,- вокруг толпы народа, где в таких условиях прикажете превращаться в крысенка? Сразу заметят! Ага, вот, вроде подходящее местечко,- у одного из фургонов полог немного приоткрыт, а внутри,- никого. Ратик вскочил под навес, прижался к грубой стенке из мешковины,- вроде никто не заметил.

-Эй, малец, ты зачем в мой фургон полез! толстая бабка в пестром платье бежала по проходу между телегами,- Стой, я тебе говорю!,- но Ратмир только нырнул внутрь, и в тот же миг, крысенком, проскользнул в щель в дощатом настиле.

-Тьфу, черт, куда он подевался!- загрохотали по помосту ножищи,- Сама же видиела, вот, только что под полог нырнул!

-Что, Фрида, допилась? Уже мальчики мерещаться?- захохотали в толпе.

-А ей всегда мальчики блазнятся!

-Слышь, Фрида, а не старовата ли ты для мальчишек? Поищи себе кого постарше!

-Точно, сходила бы к Горбатому Гансу!

-А еще лучше, к Старому Нику!

-Ну что скалитесь!- отгавкивалась ничуть не смущенная Фрида,- У, пьянь! Точно вам говорю,- сама видела,- шмыгнул какой-то мальчонка!

-Ну так проверь, не стащил ли чего! Они, жиганы, парни шустрые!

Ратмир замер под настилом. Надо же, оказываеться у этих фургонов двойное дно, гладко оструганный пол постелен поверх грубого корыта, к которому и крепится вся нехитрая тележная машинерия,- смазанные дегтем железные рогульки, опирающиеся на оси.

-Ты чего сюда залез? Это наша телега!

Ба, и здесь крысы!

-Простите, я просто спрятался Тут бабка наверху!

-Не бабка а Фрида, хозяйка наша. А здорово ты,- то был человечьим детенышем, то вдруг,- бац,- и крыса- крысой! Я бы и сам так не отказался! Может научишь?

-Не могу, этому не обучишься.

-Ну нет так нет, я и крысой проживу. Ну ладно, спрятался,- сиди пока тут, до вечера, потом уйдешь.- и старый крысак добродушно обнюхал брюшко крысенка,- Что-то запах у тебя какой-то незнакомый!

-Я,- не местный. Но Вы не волнуйтесь, как стемнеет,- уйду, а утром и вообще из лагеря убегу. А вы что, так и живете здесь, под фургоном?

-Не под а в самом фургоне!- поправил хозяин,- Так и живем, отчего не жить. Еды в лагере довольно, места под настилом,- тоже, никто не беспокоит!

-И не хлопотно это, все время переезжать с места на место?

-А какая проблема? Я, парень, раньше вообще судовой крысой был, но пока корабль из Испании сюда пришел, что-то в нем разболталось, испортилось. Даже вода из щелей сочиться начала, ну а коли так,- пришлось переселяться. Уже с полгода с герцогом кочую. Тут ничего, жить можно, вот, даже семьей обзавелся!

-А как же с территорией быть, ведь телега, наверное часто переезжает с места на место, и каждый раз,- все новое!

-Ну и пусть себе новое, кому это мешает? Фургон,- мой ревир,- а все что за его пределами,- общие земли,- вот и все.

-И много крыс так живет?

-Немало, почитай в каждом фургоне,- свой клан.

-И что, все корабельные?

-Ну зачем все, и сельские есть. Особено сейчас, когда война,- герцог-то наш немало домов да амбаров пожег,- вот крысы и переселяются, кто куда может. А что делать,- жить-то как-то надо! Мне еще повезло,- фургон попался, а некоторым и в лес, или в дюны уходить приходится, если все удобные места возле человеческого жилья заняты.

-И не страшно так вот, на войне, жить?

-Конечно страшно, особенно если из пушек палить начинают,- от одного грохота окочуриться можно, а что поделаешь? Люди не спрашивают, как мы к их дракам относимся.

Hosted by uCoz