Ночной разговор.

Этой ночью Ратмиру не спалось. Может быть Луна светила слишком ярко, а может просто мысли не давали уснуть, хотя особых причин для беспокойства вроде и не было,- поросенок, после того, как ему, несмотря на буйные протесты по поводу насилия некоторых жестоких двуногих над гордыми парнокопытными, влили в глотку приготовленный Виталием отвар, явно пошел на поправку, Испытания тоже проходят вполне благополучно, а сна,- как не бывало. Мальчишка сидел, на борту яхты, свесив ноги к темной воде и молча смотрел на огромное небо, на лунную дорожку, на звезды. Странно, небо, вроде бы одно и то-же,- что здесь, над рекой, что в пустыне, на Алмазной Тропе, а звезд,- меньше. Может быть там звезды нужны не только для того, чтобы украсить ночное небо и указывать дорогу путешественникам, возможно там, в пустыне они еще заполняют пустоту? Не случайно же больше всего звезд,- в Космосе,- самом, в сущности, пустом месте на свете. А, может, просто все дело в том, что на Тропах,- всего больше, чем в Реальности?

Сзади подошел Борис Аркадиевич:

-Что, не спиться?

-Да так, просто Сижу, думаю.

-Полезное занятие. Знаешь, Ратик, мне иногда кажеться, что наши древние предки вообще думали, размышляли больше чем мы.

-Почему? Разве сейчас люди глупее?

-Не знаю. То, что современные люди образованее, чем были, скажем, сто лет назад,- это точно, а вот глупее или умнее,- не знаю. Во всяком случае, в старину Дар, наверное, встречался чаще.

-Почему?

-Трудно сказать. Ну во всяком случае, еще век назад,- в каждой деревушке была своя ведьма- целительница, а еще раньше,- в каждом стойбище, в любом селении,- свой Колдун, Ведунья. По Зеленой Тропе,- вообще, похоже, большинство людей ходить могли, по разному, конечно,- кто глубже, кто на поверхности,- но все-же А сейчас,- во всем городе, не больше десятка Одаренных, во многих деревнях,- ни одного!

-А почему это так?

-Не нужны, наверное. Ну сам посуди, зачем развивать талант Травника или Целителя,- если проще выучиться на врача. Лекарства сейчас сильные, не чета тому, что было в прошлые века. Или, к примеру, у человека Дар чувствовать камень,- в древности, когда почти все орудия труда делались из кремня или обсидиана,- ему, как Мастеру,- цены не было. Да и потом, когда строили из дикого камня,- он мог бы быть камнерезом. А сейчас?

-Ну, например, скульптором!

-А сколько их, настоящих скульпторов- художников? Да еще что-бы по камню работали? То-то и оно! Или, к примеру, Одаренный Портной

-А что, и такие бывают?

-Конечно! Есть Мастера, которые могут так пошить обычную одежду, или, к примеру, обувь стачать,- что человеку, на которого это сделано, они новые силы дают, пробуждают желание стать лучше, чище, честнее. В старину,- такой мастер сразу заметным становился, а сейчас, когда почти всю одежду шьют на фабриках, кому он нужен?

-Но есть ведь мастера-модельеры!

-Есть, и, наверное, многие из них,- одарены, хотя, трудно сказать, правильно ли они свой дар используют.

-Почему?

-Ну сам посуди,- одни из них разрабатывают модели для тех же фабрик

-Разве это плохо?

-Почему плохо, наверное, хорошо,- но одежда для всех,- в сущности,- ни для кого Есть, правда и такие, которые шьют для особых людей,- артистов, дипломатов, но это еще хуже.

-Хуже?

-Увы, да. Ведь большинство от них требуют от Мастера не поддержки их доброты или честности. Чаще всего от такой одежды ждут совсем другого,- рекламы. Вот и получается, что работа Одаренного сводиться к производству новой красивой упаковки, типа конфетного фантика.

-Ну и что, Дар все равно Дар! Вот Григорий,- учителем работает, так что-же, он свой Талант Артиста,- потерять должен?

-Нет, отчего же, не должен. Он просто на уроках Учителя играет, поэтому его дети так любят.

-Дети- любят, а вот их родители,- не очень. Сам видел, как к нему соседи относятся. Боятся,- это да, но не любят. Почему бы ему, и в жизни не сыграть что- нибудь такое, чтобы его за своего приняли?

-Знаешь, Ратик, в жизни все играют. Кто больше, кто меньше Главное, решить какая роль,- главная. Для Григория,- роль Деревенского Учителя.

-Ну и что?

-А то, что роли обычного человека как ее понимают его односельчане, и Учителя,- несовместимы. Приходится выбирать. Григорий,- хороший учитель,- значит для большинства других людей,- необычен. А все странное, непривычное,- непонятно, а значит,- пугает. Виталий, тот себя нашел,- он ведь и работает ботаником, лекарственные растения изучает, но не всем так удается.

-А Капитан?

-Ему тяжелее. Он и впрямь, долго служил на флоте, но ушел. Сейчас в какой-то детской флотилии работает, обучает мальчишек азам морского дела.

-Неужели на флоте не нужны Мастера?

-Выходит так. Кому нужно чутье, если сейчас в руках моряков мощные машины, надежные приборы, всемирные системы навигации. А ведь бывает, что, тот курс, который прокладывают при помощи всех этих технических фокусов,- для моряка,- хорош, но плох для моря!

-Как это?

-А очень просто. Ну, представь, например, что самым экономичным для корабля будет пройти над мелководьем, где как раз в это время идет нерест. Обычный капитан проведет судно,- и даже не заметит, сколько миллионов будующих мальков он погубил, а Лирин,- не может. И это ведь еще самый простой случай!

Ратмир задумался:

-Что же это получается, если так дальше пойдет, то скоро Одаренных совсем не будет?

-Не думаю. Мне кажется, что без Таланта человечество просто не сможет существовать.

-И все равно,- это странно. Ведь Одаренные могут больше чем обычные люди!

-Ну и что? Знаешь, мне порой кажеться, что такие как мы,- пережитки прошлого. Ну сам посуди,- современные люди, как правило слабее физически, менее ловки и наблюдательны, чем их первобытные предки. На смену физической силе приходит мощь машин. А ведь Дар, в сущности,та же сила, только не физическая, а эмоциональная. Похоже и его люди теряют.

-И что, могут потерять совсем?

-Нет! Так же как и физическую силу.

-Учитель, так что же получается, одаренные люди,- хуже обычных?

-Почему хуже? Нет! Но не лучше, мы просто немного другие, отличаемся от всех остальных. Кстати говоря, за последние двадцать лет явно что-то происходит, например увеличиваеться активность Троп, особенно Зеленой и Алмазной. Сейчас они гораздо больше влияют на Реальность, чем, скажем, в шестидесятые годы.

-Почему?

-Не знаю. Ясно одно, в течение последних столетий их влияние падало, а сейчас опять растет. Причем, это воздействие не всегда хорошее. Впрочем, это уже тема для отдельного разговора Вот пройдешь Испытание, думаю, мы к этому еще вернемся

-И к Созвездиям?

-И к Созвездиям тоже Кстати, ты их по-прежднему чувствуешь?

Ратмир прислушался к своим ощущениям

-Да, но не так как Тропы.

-Что значит: Не так?

-Понимаете, это не то, что Тропы. Чувства похожие, но как Заводь не перепутать с Тропой, и не только поому, что Заводи различаются только в определеный местах, само ощущение другое, так и с этой чернотой. И потом, она меняется. Медленно, но меняется,- вчера она была не такой как сегодня. Похоже на переливающийся черный кристалл,- всегда чернота, но разная.

-Думаю, так и должно быть. Главное, будь осторожен, не соскользни туда случайно.

-Нет, теперь, когда я знаю, о них, думаю поневоле туда не попаду.

-Ну вот и хорошо. А теперь, постарайся все-таки заснуть. Завтра у тебя нелегкий день, продолжение Испытания, нужно отдохнуть. Может тебе помочь?

-Нет, не надо, я сам.

-Ну сам так сам

Борис Аркадиевич вернулся в палатку, а Ратик свернулся в клубочек на корме Фетиды. Да, Учитель прав, нужно спать.

Когда сон бежит неведомо почему и куда, самый лучший способ заснуть,- соскользнуть на Зеленую Тропу. Ратик еще в детстве заметил, что легче всего покончить с бессоницей в виде крысенка. Это не случайно, ведь любое животное,- гораздо ближе к Тропе Природы, чем человек, но сегодня, почему-то превращаться в зверька не хотелось, может быть потому, что проблемы о которых говорил Борис Аркадиевич,- чисто человеческие. Неужели и на самом деле Одаренных становится все меньше и меньше? А может люди просто с детства учаться давить в себе в себе этот Дар? Ведь и Ратик, еще тогда, в детсадовском возрасте заметил, что люди не любят его в виде крысенка. Даже мама. Она правда не знала, что длинохвостый зверек, в которого она однажды с перепугу запустила утюгом,- это ее сын, но если бы и знала, вряд ли бы ей это понравилось. А что если бы Ратик вместо того, чтобы жить двойной жизнью, просто перестал бы превращаться? Как знать, может, со временем, он бы и вовсе потерял свою звериную сущность, стал бы обычным мальчишкой. Наверное так было бы даже проще, хотя, откровенно говоря, становиться опростым человеком совсем не хотелось. Потом, когда Ратик познакомился с Гмуром, узнал жизнь крыс получше, начал учиться у Бориса Аркадиевича,- он и сам стал другим, стал настоящим человекокрысом. Сейчас он, наверное, уже не смог бы быть просто Ратмиром Кравичем, ученикои сорок третьей средней школы,- и все. Даже свое умение плести иллюзии, ходить по Тропам,- он бы потерять не хотел. Даже дар Ликантропы,- хоть обратное превращение в Реальности очень уж мучительное.

Ратмир еще глубже соскользнул на Зеленую Тропу. Высоко в черном небе пронеслась пара летучих мышей. Они с пронзительным, едва слышным писком гонялись друг за другом, каждая из них прощупывала полет товарики чутким звуковым лучом, точно теннисный мячик ловила эхо приятельницы и тут же возвращала его жизнерадостным писком. Конечно, Ратик совсем не понимал языка вечерниц, но и так было ясно, что им хорошо и весело.

Бабочка-поденка спустилась к воде,- и тут же раздался плеск,- голодный карп или, может, окунь, ловко ухватил добычу. Интересно, как он почувствовал, что там, чуть выше обреза воды ждет его лакомый кусочек. Увидел? Почувствовал запах? Услышал трепетание крохотных крыльев?

А ведь многие люди, наверное тоже чувствуют Тропы и Заводи, как эта рыбина в толще воды, они живут в Реальности, сливаются с ней, становятся ее частью, и все равно, чувствуют, что там, за ее гранью есть нечто особенное. Одни из них находят пути проникнуть в эти запредельные миры, стать Одаренными, другие, в конце коцов, успокаиваются, стараются позабыть странные ощущения, будто там, вне привычности есть что-то еще. Не случайно ведь Алмазная и Зеленая тропы,- открыты для всех детей, и только потом, повзрослев, они забывают туда дорогу. Вот и мама тоже рассказывала, что в детстве дружила с Феей Травы, должно быть Луговой Русалкой или Поцветушкой.

Hosted by uCoz