Хозяин Заводи.

Белая мутноглазина, тем временем, широко развернула крылья, заклекотала, точно засмеялась. Ратик пригляделся, и честное слово,- умели бы крысы плеваться,- сплюнул бы,- да это же личина-иллюзия. Причем, сплетенная весьма небрежно,- и перья вылеплены кое-как, и нити воображения не прибраны... Странно, только, что летает,- вообще-то у обычной иллюзии птицы не больше шансов подняться над Землей чем у карнавальной Летучей Мыши, но это в Реальности,- здесь, в Заводи могут быть свои законы, во всяком случае, для Творца Заводи.

Крылатое чудище, тем временем, развеяло личину, и на месте птички оказался лысый дядька, худой да бледный. "И что они все тут, словно после болезни"-подумал Ратмир: "Честное слово, даже те, старики, снаружи, выглядят получше!". Неужели все из-за того, что спрятались под землю от Солнышка? А что, может быть и так,- вот крысы, уж на что сумеречные животные, однако нет-нет а любят понежиться в солнечных лучах. И дело тут не только в витаминах, которые приобретают большие силы от дневных лучей,- свои витамины есть и для души, в том числе и души зверя. Здесь же, в Подземном Городе, этих самых витаминов как раз и не хватало.

Все сборище разряженных Лучших, привычно повалилось на колени при виде своего немощного господина. И как же им не повалиться,- даже Ратик, под клумбой светящихся грибов, ощутил давящий пресс чужой воли. Да, этот Господин Заводи, похоже, и на самом деле был Одарен, причем Дар его был не из приятных для окружающих.

-Холопы! Готовы ли вы внимать своему Господину?

-Да, Великий!

-Известно ли вам, что произошло?

-Да, Великий!

Великий, тем временем подскочил к Десник-ичу, вцепился ему в плечо длинопалой пятерней. В воздухе запахло страхом, причем, судя по- всему боялись оба,- и слуга и хозяин.

-Слушай, Десник, давай, сзывай людишек... Понимаю, такого Преемника как сбежавший,- тебе не найти,- дай хоть кого-нибудь! Пора мне, Десник, пора,- душит...- И Тощий закашлялся.

-Все сделаем!- зачастил холуй,- И не сомневайся, даже! Ты, владыка- батюшка,- присядь, а мы, твои верные слуги, вмиг все устроим!

-Найди кого-нибудь. Слышишь! Найди!- в голосе Властелина послышались капризные нотки,- Ну хоть на время! А потом и этого достанем... Никуда он от меня не денеться! Даже на нижних уровнях,- найду!

Пока Десник старательно утешал расстроенного барина, откуда-то из боковых тоннелей выскользнула стайка девушек. Они вынесли несколько больших подушек, аккуратно уложили их на ступениках каменного возвышения.

-Найдем, батюшка, всенепременно найдем,- испуганно бормотал Десник-ич, подводя господина к горке подушек,- Вот сейчас только народишко соберем,- и подберем кого-нибудь.

Бледный "батюшка", устало опустился на подушки, махнул ручкой:

-Давай, зови быдло...

Десник шустренько подскочил к гонгу и радостно начал колотить по медной пластине посохом.

К тому времени, когда первые жители подземелья начали заполнять гулкую пещеру, Ратмиру уже начало казаться, что еще немного и его голова просто лопнет от трезвона. Но вот, наконец, все стихло.

Десник-ич оборотился лицом к пещере, тощий Вседобромысл (а теперь Ратмир почти не сомневался, что "бледная немочь" на подушках,- и есть "премудрый и могучий" властитель этой Заводи), окинул холодным презрительным взором своих подданных, не таких уж и многочисленных, судя по всему. Конечно, Ратику, в виде крысенка, да еще и по запаху, трудновато было пересчитать собравшихся в пещере "горожан",- но их никак не могло быть намного больше трехсот, причем, похоже, женщин гораздо больше чем мужчин, и Ратмир вновь почувствовал, как на людей опустился тяжелый гнет страха и безысходности.

-Наш Великий, Светлый, Премудрый, Могучий и Милосердный Вседобромысл, Радость и Гордость всех живущих, Великий Спаситель Человечества...- нараспев повел давно заученное Десник,- Повелел собраться всем на Великое Собрание.

-Хватит! прохрипел "Спаситель", и Ратмир вновь почувствовал как ему страшно и плохо. Мне нужен новый преемник! Срочно нужен! И на этот раз я буду выбирать сам, слышите, сам!

Вседобромысл сполз с подушек. Десник тут же подскочил к повелителю, подхватил под локоток.

-Прочь!- костлявая пятерня сухо мазнула по отвисшей бледной щеке,- Я сам, сам!

В воздухе еще сильнее запахло страхом. Страхом и голодом. От этого тревожного коктейля запахов маленький крысенек даже попятился, еще дальше забиваясь под клумбу- светильник.

Пока шаги малосильного владыки шаркали по каменному полу, пока он, точно одинокое привидение, сновал между своих отупевших от ужаса подданных, Ратик, уставший от ароматов страха, тревоги и злобы, почувствовал, что, поневоле, соскальзывает на Зеленую Тропу.

-А ну подвинься, дай пройти!

Существо с Зеленой Тропы больше всего напоминало карикатурного человечка,- рожица,- с огромным ртом, ножки- ручки,- точно соломинки,. Вот только ручек этих не две, а не меньше десятка. Мелкий Бес. Их Ратик никогда не боялся, слабы больно, от простой улыбки, или приветливого поскрипывания резцов,- впрах рассыпаються. Мелких Бесов, их еще Вредунами называют, порождают люди. Вернее не сами люди,- их страх, злость, ненависть, вообще нехорошие мысли. Позавидовал, к примеру, глупый мальчишка соседу, что тому новый велосипед купили, или пьяный ни за что ни про что обругал не понравившегося прохожего,- и все,- родился на белый свет новый Вредун. Они, в сущности, не очень и опасны, хотя если их набереться немало,- как знать. Ведь для каждого из этих бесенят,- единственная пища на свете,- человеческое горе. Конечно,- настоящего несчастья им не устроить,- силенки не те,- но малкие пакости,- тут они мастера. То будильник, в самый неподходящий момент испортиться, то проезжающий автомобиль грязью обольет. Впрочем, если их много собереться, как знать,- пожалуй и какую- нибудь болезнь устроить смогут. Другое дело, что в Реальности их никогда помногу не собираеться,- ведь не только человеческая, даже звериная радость обращет их в ничто. Собака замахала хвостом при виде хозяина, кошка ласково замурлыкала на руках у старушки, крысята в подполе устроили веселую возню,- и целые стайки вредоносной мелочи никогда уже никому не повредят. Интересно, что радость людей действует на эту мелочь гораздо меньше, наверное потому, что даже радость у них нередко окрашена тревогой, страхом ее потерять, а вот животные,- и ликуют и веселятся до конца, без примесей неприятных чувств. Животные, и еще, пожалуй, дети. Но здесь, в Подземном Городе, из животных попадались одни тараканы,- твари мелкие и не очень эмоциальные, а люди, даже дети, судя по всему были более склонны плодить Мелких Бесов, чем радоваться. Теперь понятно, отчего они такие бледные да немощные,- ясное дело, тысячи мелких неприятностей, которые каждый день сваливаються на любого из Горожан, могут оказаться не легче настоящего горя. Ратмир огляделся,- так и есть, Мелких Бесов вокруг было,- как блох на бобике, или, точнее, как мух на падали, потому, что в отличие от собаки, которая как-никак выкусывает надоедливых кровососов, Город, похоже, совершенно не обращал внимание на паразитов с Зеленой Тропы. Ну ладно, пусть даже все люди к ним привыкли, не чувствуют, но этот Вседобромысл, он просто должен видеть, сколько вокруг Вредунов? Почему никаких мер не принимает? Ведь даже одного настоящего праздника хватило бы, чтобы если не вывести эту нечисть, ну хоть уменьшить ее поголовье!

А Хозяин Заводи тем временем скользил между своих подданных, заглядывал им в глаза, жадно ощупывал мышцы на груди и ногах, прислушивался к дыханию, и от того в людских душах порождался новый страх, а на Зеленой Тропе,- новые Бесенята. Ратмир сосредоточился, вспомнил добрую, мудрую рожищу Гмура, его ласковые, озорные глазки, и добродушно скрипнул резцами. Несколько Вредунов, прильнувшим к Горожанам, облокотившимся на светильник, под которым прятался Ратик,- тут же исчезли как не бывало, а сами люди, избавившись от неясного душевного гнета приподняли голову. Да, не случайно, больше всего кошек, собак и крыс именно в тех кварталах городов, где больше всего и обездоленных, обиженных судьбой людей. Животные словно чувствуют, что там они нужнее, чем в благополучных семействах, делясь с людьми своими жизненными силами.

Наконец Вседобромысл выдернул их кучки своих подданпых одного паренька, лет восемнадцати, чуть покрепче остальных:

-Вот! Пусть будет он!- и раздраженно замахал руками А теперь,- все прочь! Кыш! Прочь отсюда!

Точно легкий ветерок в полутемной палате прошелестел чуть слышный вздох. Люди медленно, шаркая ногами, расходились по подземельям, а их костлявый повелитель прыгал на одном месте, нетерпеливо размахивая руками:

-Кыш! Все прочь! Бездельники!

Наконец пещера опустела, в огромной зале остались только Вседобромысл со своей жертвой и Десник.

-Ну что, скажешь, Десник-ич, хорош ли преемник?- хихикнул Хозяин

-Как будет угодно...

-Угодно,- вдруг взвизгнул Вседобромысл,- Ты сам знаешь чего мне угодно! Если бы не упустили старого преемника, мне бы этот выползень и даром был не нужен.

-Мы ищем, батюшка!

-Ищи, Десник, хорошо ищи! А не то гляди... Как бы не пришлось мне в качестве нового преемника выбрать кого-нибудь из Лучших... Из самых Лучших, понял?

-Да чего же тут не понять, Владыка.

-То-то! и Вседобромысл, сжав руку выбранной жертвы шагнул в к стене, пошарил рукой где-то за гонгом, и каменная плита вдруг скользнула в сторону, открывая проход.

-Жди меня тут, Десник, я вернусь к тебе обновленным...

Ратик нырнул в подпольную канаву: "Так, похоже вон то ответвление и ведет в тайные покои местного Владыки."

Вседобромысл сидел в большом кресле, посреди круглой крипты. Стены ее, в отличие от всех остальных, виденных Ратмиром в подземелье помещений и переходов, были занавешаны коврами. Старыми, порядком-таки пыльными и траченными молью,- но коврами. И еще одна странность,- освещалась крипта не только вазонами с грибами,- прямо в скальной стене было вырублено два небольших окна, и через них, внутрь пышной пещеры, сочился самый настоящий солнечный свет.

Преемник, безразличный ко всему, сидел на полу, у одного из ковров, безучастно рассматривая каменный пол. Вседобромысл рассеяно скользил глазами по нехитрому убранству своих палат,- деревянная лежанка, резной столик со свечником на нем, вот, даже лучинка теплиться... И вдруг вскочил на ноги, заставив совсем уж было задремавшую жертву вздрогнуть от неожиданности.

-Кто здесь?

Преемник удивленно поднял голову на Владыку, но тот только отмахнулся от него, вновь погружая в мутный полусон:

-Я спрашиваю, кто здесь! Не прячься,- раз горит Лучина, значит в комнате есть еще кто-то кроме меня, обладающий Силой!

Бледный Хозяин Заводи метнулся к одному ковру, отдернул, открывая спрятанную за ним нишу, потом к другому,- пусто.

-Я все равно знаю, что ты здесь! Ты кто? Снаружи?

В пещере еще сильнее запахло тревогой и страхом.

-Выходи или уходи! Это мой мир! Я сам его создал, и вправе делать здесь что захочу!

 

 

Hosted by uCoz