Нижние Уровни

Ратмир-крысенок замер под каменной плитой, прикрывавшей высеченную в толще скалы канаву. Выйти? Ну уж нет,- Ратик ни в крысином ни в человеческом виде не испытывал ни малейшего желания схватиться с Хозяином Заводи в поединке. Особенно здесь, у него дома. Откровенно говоря, будь Вседобромысл в вообще в полном одиночестве, то Ратик бы ни на минуты не сомневался в том, что имеет несомненное право уйти, оставив безумца в его бредовом мире. Правда здесь, в этом кошмаре, кроме Властителя было еще несколько сот человек,- мужчин, женщин, детей... И еще старики там, в Вирие... Как быть с ними. Сам-то Ратмир отлично знает, что им очень плохо, но вот понимают ли это они сами? А если не понимают, если считают свой мир вполне нормальным и справедливым, то есть ли у Ратмира права вмешиваться в их жизнь? Вот Мастера, те даже сочли себя не вправе повлиять на простого сельского паренька, заложить в него надежную устойчивость к спиртному, а здесь, прийдется ломать путь нехорошую, но привычную жизнь сотен.

-Я все равно знаю, что ты здесь!- не успокаивался Вседробромысл,- И не думай, что если я тебя не вижу, то боюсь!

Ну это он, положим, врет. Боится, еще как боится... Человека, даже Одареного, он бы, может и обманул, а вот крысу,- никогда!

-Ну ладно,- и Хозяин вновь уселся на кресло,- Выходи с скажи, чего тебе надо! В конце концов, мы можем договориться! У нас у обоих есть Сила!

Ратмир представил, что будет, если он выйдет из-под пола, и примет облик Волка... Нет, пожалуй, рисковать не стоит,- во первых, не исключено, что здесь в Заводи, Дар Ликантропы просто не сработает, а во вторых, больно уж неприятно обратное превращение. Нет, лучше не высовываться.

-Да я, если хочешь знать даже рад, что меня наконец нашел кто-то из Могучих! Честно говоря,- надоело общество одних людишек! Все гниль и дрянь!

Опять врет! Да он просто упиваеться своим превосходством над всеми!

-Ну выходи, не бойся! Знаешь, у меня ведь есть для тебя просто замечательный дар,- еще до ухода в этот мир, я собрал целую коллекцию Волшебных Вещей! И многие из них работают здесь не хуже, чем в мире Богов!

Ага, теперь понятно, как летала твоя птичка. Но выходить все равно не хотелось,- судя по всему собственный Талант у Вседобромысла,- подавлять, подчинять. Очень опасный талант. Такому на глаза лучше не попадаться,- раздавит.

-Более того, здесь, в этом Мире, обладающий силой может получить настоящее бессмертие! Слышишь, бессмертие!

Что-то подобное, Ратмир, признаться и ожидал. Бессмертие... Да, наверное это возможно, хотя как знать,- самый лакомый кусок чаще всего,- просто приманка. Нет, доверять этому безумцу,- нельзя. Ни в коем случае нельзя.

И Ратик побежал прочь из крипты с окном, не забыв для верности пометить дорогу. Впрочем, скорее всего, он бы смог и так найти путь в любой уголок Вседобромыслева подземелья,- ведь в мозгу крысы надолго сохраняется память о пройденных тоннелях и поворотах, так что ориентироваться ей в не слишком запутанных переходах большой пещеры,- совсем не трудно.

Теперь,- вниз,- на нижние уровни. Там, если Ратик все правильно понял, прячеться сбежавший преемник, и с ним несомненно стоило поговорить, а может и не только поговорить.

Нижние уровни были захламлены не слабее чем верхние. Похоже, они и служили больше всего, именно для того, чтобы сбрасывать мусор, но все равно,- здесь было как-то полегче, не чувствовалось всеобщего отчаяния и тоски, как в жилых пещерах. Впрочем,- ничего странного,- вокруг не было людей а значит и Мелких Бесов,- им- то в пустых, захламленных подземельях как раз поживиться нечем. Ратмир больше часа впустую шмыгал по темным, едва освещенным куртинками одичавших грибов коридорам. Никого,- ни людей, ни крыс. Впрочем, что в этом мире нет крыс, Ратик понял уже давно,- были бы тут длинохвостые зверушки,- меньше было бы гниющего мусора, тараканов да и Вредунов тоже.

Ратмир уже пробовал обходить тоннели в виде мальчишки, а однажды, в большой пещере принял даже облик Волка Ликантропы,- кстати, оказалось, что обратное превращение в этой Заводи проходит почти так же хорошо, как на Алмазной Тропе, что, ясное дело не могло не обрадовать. Впрочем, не зря говорится, что хорошая новость подобна приманке,- где-то поблизости всегда прячется и ловушка,- значит и Вседобромысл при столкновении, мог, наверное, использовать весь свой арсенал Артефактов, а что-то подсказывало Ратмиру, что Одаренный, настолько сильный, чтобы быть в состоянии создать свою заводь, и настолько озабоченный, чтобы быть всюду главным, чтобы сотворить именно такую Заводь,- должен собрать большую коллекцию самых разнообразных Артефактов, причем не самого приятного для Ратика действия.

Ратмир вновь превратился в крысенка. Зачем? Он и сам, наверное, не мог бы ответить на этот вопрос. С одной стороны, он уже знал о Заводи достаточно много, и наверное, мог бы спокойно возвратиться к Мастерам, но с другой, ему почему-то казалось, что просто необходимо нужно повстречатся в беглецом- преемником, а найти его его никак не удавалось, вот и менял мальчишка обличия, словно надеясь, что перемена формы вызовет и перемену удачи. Наконец в одном из переходов он наткнулся на несомненно человеческий след. Ратик прнюхался,- след, судя по всему, принадлежал молодому парню, гораздо старше Ратмира. Этому человеку должно быть не меньше двадцати лет, он был напуган и, пожалуй, растерян. Конечно, здесь мог пройти кто угодно, в том числе, и кто-то из холуев Вседобромысла, отправленных на поиски беглеца, а может быть и самого Ратмира, но что-то подсказывало ему, что скорее всего, это и есть сам преемник. Ратик побежал по следу. Так, здесь неведомый путник остановился, и какое-то время размышлял, какой из двух тоннелей выбрать. Здесь сорвал несколько грибов, и, должно быть, сьел. Ратик и сам остановился у светящейся куртинки, аккуратно откусил четверть шляпки. Он был голоден уже больше часа, и то, что светящиеся грибы служат пищей для обитателей подземного города, тоже понял довольно давно, но пища человека,- не обязательно пригодна и для крысы,- так например фасоль или горох,- вполне нормальная пища для человека,- но для крысы,- они,- малосьедобны, а вот сельдерей,- порой даже ядовит. С другой стороны,- ни один из людей, не смог бы безнаказанно есть свежесобранные сыроежки, даром, что так называются, а лесные крысы их едят. Как бы то ни было,- новую пищу лучше вначале попробовать немного, и только убедившись в ее безвредности,- включать в рацион. Конечно, настоящий крысенок, в первую очередь бы поохотился на тараканов, но Ратик был слишком человеком, причем не китайцем, чтобы соблазниться подобным "лакомством".

На беглеца Ратмир наткнулся за следующим поворотом темной штольни. Парень, одетый в когда-то белую рубаху, и такие же штаны, лежал в скальной нише, и, свернувшись, клубочком, спал, прижимая к животу небольшой мешочек. Ратик побежал поближе, обнюхал,- так и есть,- это именно тот, по чьему следу он шел. Теперь-то он совсем не сомневался, что имеет дело именно с беглецом,- вряд- ли отправленный на розыски прислужник Вседобромысла будет нагло дрыхнуть, вместо того, чтобы выполнять приказание своего господина. Да и сама поза поза спящего,- и люди и крысы так сворачиваються в клубочек во время сна, если не уверены в собственной безопастности. Впрочем, будь это зверек,- он бы спал чутко, скорей всего даже глаз не закрыл бы,- и тогда никому, даже маленькому крысенку, не удалось бы подобраться к нему незамеченным.

Ратмир вернул себе человеческий облик,- не пугать же сразу и без того настороженного человека видом "невиданного зверя",- положил руку на плечо незнакомца:

-Проснись! Не бойся, я друг.

-А! Что!

Глаза найденыша распахнулись резко и широко, и Ратмир увидел, как корчится в них черный страх

-Не бойся!

Парень вдруг резко распрямился как пружина, и Ратик, неожиданно, почувствовал, что теряет его из виду. Нет, он, этот парнишка в белом, конечно, был здесь, совсем рядом, но вместе с тем, как-то исчезал, становился совсем незаметным. Вот только глаза,- серые глаза, полные страшного ужаса,- оставались неизменными, и Ратмир, даже не соображая, что делает, плеснул в них мягкой малиновой доброжелательности, ярко- зеленой доброты, розовой приветливости. Страх куда-то отступил, и вслед за этим, и сам беглец стал более заметным и реальным.

-Кто ты, мальчик, как тебя зовут? Откуда ты?

-Я,- Ратмир. Я,- снаружи.

-Снаружи? Значит и на самом деле есть что-то там, снаружи?

-Конечно!

-Странно. А я думал, что Вседобромысл все это просто придумал. И Наружний Мир, и демонов.

-Ну, демонов, он похоже и на самом деле придумал. По крайней мере, за всю мою жизнь, мне с ними встречаться не приходилось. А ты, должно, быть, тот самый преемник-беглец, которого этот ваш Вседобромысл безуспешно разыскивает.

Парень кивнул:

-Да, но я вовсе не хочу быть его преемником.

-Не хочешь,- не надо!

-Это ты так говоришь. А вот Господин считает иначе. Ему настало время сменить тело, и он решил, что мое,- как раз то,- что ему надо. А я,- не хочу, слышишь,- не хочу! Да я лучше подохну здесь, на Нижнем Уровне!

-Не торопись, обьясни толком. Ты что, не можешь просто отказаться?

-Как? Он же Господин! И кроме того,- если не я,- значит он возмет себе чье-нибудь другое тело. Нет, мне не укрыться даже в Вирие,- выдадут. Только на Нижних Уровнях, или в Болоте. Но в Болоте меня просто сожрут, значит никакого выбора нет.

-Выбор есть всегда,- честное слово, этот странный парень, ни за что не соглашающийся отдать бледному чудищу свою жизнь, для того, чтобы оно продолжало свое безрадостное бессмертие, все больше и больше нравился Ратмиру, по крайней мере, по сравнению с остальными обитателями подземелья.- Ведь для тебя открыт путь Наружу, кроме того, ты мог бы убедить остальных людей, что вам вообще не нужен этот Вседобромысл.

-Не нужен? Как это не нужен? Ведь это его мир, он его создал, он привел нас в него, спас от демонов...

-Каких еще демонов,- махнул рукой Ратмир,- Думаю, они существовали только в его воображении, ну может, еще в страшных снах малых детей!

Парень покачал головой:

-Нет, демоны были... Иначе бы наши предки не пошли за Вседобромыслом.

- Пусть даже так, пусть даже, там, снаружи, им и угрожали какие-то враги, но ваши люди уже сторицей вернули ему долг. Сам посуди, сколько раз молодые парни отдавали ему свое тело, свою жизнь?

-Не знаю... Сотни!

-То-то и оно! Нет, никто ему ничего не должен! Я не говорю, что нужно убить Вседобромысла, пусть живет, но не за счет других!

-Ты ничего не понимаешь,- вздохнул парень,- Да стоит мне появиться на глаза любому человеку,- меня тут же выдадут Господину. И, наверное, правильно сделают. Выдадут, потому, что для всех, благополучие Вседобромысла важнее чем мое существование, да и кроме того,- очередное перерождение означает большой пир, и два, а то и более десятилетия покоя, когда Господину не потребуется новая жертва.

-Не волнуйся, он уже выбрал себе нового преемника.

Парень только рукой махнул:

-Кого? Григория? Ваньку? Нет, незнакомец снаружи,- я то знаю, что нет среди парней никого, кто лучше меня подходил бы на эту роль. Остальных хватит лет на десять, ну, от силы,- пятнадцать... Все правильно, лучше меня,- нет никого, но я не хочу, просто не хочу умирать, хотя, наверное, это недостойно и трусливо.

-Знаешь, я не думаю, что это недостойно, а что до трусости, то твой побег, мне кажеться и смелым и разумным. Его просто нужно довести до конца. Кстати, меня зовут Ратмир, а тебя?

-Мишка я...-буркнул беглец,- А что значит "довести до конца"?

Hosted by uCoz