НАРУЖУ!

-Ну что, Мишаня, побегали, пора и честь знать!- захихикал Мосол,- А я уж тебя заждался, сильно заждался. Да не чинись, все равно, знаю, что ты тут! Покажись, сладенький!

Ратмир почувствовал как Мишка покорно снимает с себя завесу невидимости. Слишком покорно. Казалось бы Ратмир имел полное право махнуть на недотепу хвостом, и отправиться восвояси, чтобы со спокойной душой доложить Мастерам обо всем, что происходит в этой злополучной Заводи. В конце концов, кто он ему, этот Мишка! Не брат, не друг, даже не член клана! Даже знакомым по-настоящему назвать нельзя. Был бы Ратмир только мальчишкой,- скорее всего оставил бы нового знакомого на произвол судьбы, да и обычная крыса, пожалуй, поступила бы так же, но не случайно, наверное, Гмур советовал в свое время своему странному ученику: "Ты должен обьединить в себе все лучшее, что есть в человеке, со всем хорошим, что свойственно крысе,- а иначе ты будешь недочеловеком или недокрысой, не достойным ни одного ни другого имени!".

Вседобромысл оглянулся от страшного рыка,- прямо у него за спиной, стояло невесть откуда взявшееся, четвероногое чудовище:

-Постой, Мосол! Этот человек,- волен!

Перепуганный колдун метнул в противника волну страха,-

-Прочь,Пес!

Ошибся, ты, старый владыка грибных подземенлий. Да, собака могла бы, скуля от страха, уползти с дороги, или того больше, начать лизать твои сапоги. Пес,- но не Волк, и уж тем более не Крыса. Неразумное это занятие,- пугать пусть даже не самого сильного на свете зверя. Да, крыса, старается избежать схватки, но если ей покажеться, что все пути к отступлению отрезаны,- горе противнику! Зоологи в Кении однажды наблюдали, как огромный черный носорог будучи запертым в тесной вольере, имел неосторожность чем-то напугать маленького крысачка. Длинохвостый герой, как говорится, ни минуты не промедлив, впился многотонному гиганту в нижнюю губу, и тот, метался по загородке, обезумев от обиды и злобы, пока не пробил забор, и не бросился в кустарник, оставив поле боя за вовремя отцепившимся зверьком. А здесь,- против Ратика стоял не длинорогий монстр,- а всего-то навсего бледный, костлявый человечишко,- да и видел перед собой противник не крохотного зверька, или маленького мальчишку,- а огромного Волка!

В сером полумраке подземного перехода столкнулись два страха,- наносной, навеянный злым чародеем страх нормального, здорового зверя за свою шкуру, страх, который в любой момоент может смениться как бегством, так и остервенением боя,- и мелкий, трепещущий ужас ничтожного человечишки, которому, в сущности и защищать-то нечего, да и бежать-то некуда,- вот разве забиться в свою скальную норку, моля всех божков и демонов, чтобы его не тронули.

Волк сделал шаг вперед, оскалил клыки.

-Я сказал,- уйди!- пробормотал старик,- Ну зачем он тебе? Я ведь знаю, ты не Зверь!

-Да, я,- человек! И именно поэтому говорю тебе,- оставь парня в покое! Он не твой!

-Нет, он мой! Они все тут мои! Все!- и заскулил, заюлил, сам в этот момент больше похожий на нашкодившего, вертящего хвостом щенка,- Не тронь меня! Не тронь! Знаешь, это ведь не простой мир! Он может дать тебе бессмертие! Я тебя научу!

-Бессмертие? Кому оно нужно, такое бессмертие! Ты,- бессмертный дождевой червяк, вечный падальщик!

-Нет, ты не прав! Я не только падальщик. Да, я меняю тела, но не только! Если среди моих воспреемников окажуться люди, обладающие Силой, то вместе с телом я должен получить и их Силу! Просто раньше случаев таких не было! И вот, когда, наконец у меня появился этот дурачок, ты хочешь его отобрать! Не дам! Слышишь, не дам! Он мой!

-Ты глуп, старик. Ты давно, на самом деле, мертв, и поэтому смертельно глуп! Человек не может быть чьим-то. Пошли, Мишка, нам пора!

Мишка стоял в темном коридоре, глупо хлопая глазами, и явно не мог решить что ему делать.

-Нет, Мишка мой! Он с рождения ел мои грибы, пил мою воду! Даже воздух, которым он дышал,- тоже мой!

-Врешь, старик... Не ты ухаживаешь за грибами, и колодцы, я уверен,- выкопал не ты. Да и сам этот мир, признайся, он существовал и до тебя, ты, в лучшем случае только немного его переделал!

-До меня, здесь было только Болото! Слышишь, только грязное болото и прожорливые твари в нем! Город, грибы,- все это мое!

-Ну и пусть!

-И люди тоже мои! Их предки пошли со мной добровольно!

-Возможно, но это не дает тебе права губить их потомков!

-Стой! Мы еще можем договориться! Я предлагаю тебе бессмертие!

Конечно, нехорошо так говорить со старичком, который годиться тебе в прадедушки в какой-то там степени, но любому терпению в конце концов приходит конец.

-Послушай, старик, мне что, прямо сказать тебе, куда ты должен засунуть свое бессмертие? Ну, Мишка, ты что, так и собираешься стоять посреди этого вонючего коридора, изображая из себя свежую котлету для этого полоумного людоеда? Пошли!

И они пошли, а трясущийся не то от страха, не то от старческой бессильной злобы Великий, Светлый, Премудрый, Могучий и Милосердный Вседобромысл, Радость и Гордость всех живущих, Великий Спаситель Человечества, так и остался под тусклой грибной лампадой, напряженно всматриваясь вслед ускользнувшей добыче.

Дорогу через Болото Ратмир решил преодолеть в виде Волка,- во первых,- это гарантировало безопастность путников от большей части местных хищников,- о приближении одних,- предупреждал острый нюх, а вторые,- сами предпочитали уступить дорогу, а во вторых,- способность передвигаться по пропитанной влагой, порой даже топкой, почве у Волка была не меньше чем у крысенка, и уж, во всяком случае, куда лучше чем у человека, но Волк, в отличие от длинохвостого зверька, мог не только найти безопастную тропу, но и, в крайнем случае, обрушить в бочажину перу сот стволов, соорудив для своего неуклюжего двуногого спутника временную гать, а то и просто перенести его через коварную мочагу на крепкой спине. Только один раз, какая-то животина, похожая на клыкастую саломандру- переростка, решилась было выползти из мутного болота поперек их дороги, но вовремя сообразив, с каким противником прийдется, в случае чего иметь дело, срочно изобразила из себя совершенно мирное и дружелюбное травоядное, и скрылось в родной луже. Ратмир не возражал, Мишка, впрочем, тоже.

А вот и Выход из Заводи. Ратмир огляделся в последний раз, и вернулся в человеческое обличие.

-Ну вот,- разочаровано проговорил Мишка,- А я думал, ты до конца останешся Большим Зверем!

-А зачем?

-Ну так, по-моему, безопасней!

-Поверь, снаружи,- нам ничего не угрожает. Да, я хочу тебя предупредить, похоже, что ты, как кстати и этот ваш Мосол, вообразил обо мне невесть что, так вот, сразу хочу тебя предупредить,- я,- пока еще только Ученик. Там, снаружи, тебя встретят настоящие Мастера, и что с тобой делать,- решать будут они.

-Мастера,- поежился Миха,- А что они со мной могут сделать?

-Ну во всяком случае,- ничего плохого,- улыбнулся Ратмир,- И назад, думаю, тоже не отправят. Во всяком случае, постарайся им понравиться!- и Ратмир подтолкнул приятеля к выходу из Заводи.

Пожалуй, обещая Мишке совершенно безопасный выход наружу Ратмир немного погорячился. Нет, снаружи друзьям не угрожали ни прожорливые лягушки ни тем более костлявые Хозяева Подземелий, но вот густые заросли самой обычной лещины, тоже могут встретить вернувшихся невесть откуда путников очень даже неприветливо. Ну, Ратику как раз ничего, он превратился в крысенка и довольно ловко выскользнул из гибкого кустарника, а вот Мишке пришлось предстать перед Мастерами довольно-таки исцарапанным.

-Ратмир, а это кто еще с тобой? удивленно воскликнул дежуривший у выхода из Заводи Капитан Лирин,- Дохлого угря мне за пазуху, что-то я не припомню, чтобы мы давали тебе задание набирать по тамошним кабакам команду!

-Кэп, так уж получилось, ему никак нельзя было там оставаться!

-Ну это я как раз вижу! У твоего нового приятеля такой видок, как будто он схлестнулся со всеми пиратами Карибского Моря и еще дюжиной котов впридачу!

Ратмир фыркнул:

-Да нет, Капитан, это он уже тут, на выходе оцарапался!

-А пусть даже так,- и Лирин дружелюбно хлопнул Мишку по плечу,- А знаешь парень, ты мне, честное слово, нравишся!

-Да, Кэп,- отчеканил незнакомец и Капитан опять расхохотался:

-Нет, Ратик, когда мне понабится кондуктор для набора экипажа,- я имею тебя в виду! Где ты его раздобыл?

-Там, в Заводи. Понимаешь, мне пришлось вытаскивать его наружу, иначе тамошний Хозяин бы его, можно сказать, сожрал!

-Даже так? Значит эта заводь,- людоеда?

-Скорее упыря.

Уже потом, у костра, когда Мишка, смазанный целебными настойками Виталия, спал, свернувшись под принесенным с Фетиды покрывалом, Ратмир рассказал Мастерам более подробно обо всем, что удалось узнать о заводи.

-Думаю, этот Вседобромысл, если его, конечно, действительно так зовут, не создал эту Заводь. Наверное, воспользовался готовой, только немного переделал. Вот только зачем он ее устроил такой неприятной,- понять не могу...

-Думаю тут все связанно именно с тем способом "бессмертия", которое он решил себе обеспечить. предложил Григорий.- Перемена тел,- не самый оригинальный способ. Ее уже испытывали и Дракониды Транссильвании, и в некоторых течениях последователей Дао... Короче, этот твой вурдалак,- не первый, да и результат,- закономерен,- вырождение, бездарность и злоба. Ну и страх смерти, само собой. Стремление уйти во тьму,-тоже.

-А это почему? Ведь на самом деле, вряд-ли для него опасен солнечный свет?

-Нет, конечно не опасен, как и чеснок. Просто Солнце, для таких становится вечным напоминанием о жизни.

-О жизни?

-Конечно, а значит и о Смерти,- то есть о том, чего они боятся больше всего. Это вроде безумия, настоящей психической болезни.

К костру подошел Борис Аркадиевич

-Посмотрел я этого Мишку. Да, у парня, несомненный Дар, причем довольно развитый. Думаю именно поэтому Вседобромысл так за ним охотился.

-А что у него за Дар, учитель?

-Умение казаться.

-Как это?

-Очень просто,- хочет, к примеру Мишка казаться глупым,- все сочтут его дурачком, хочет понравиться,- будет выглядеть умницей и чудестным парнем.

-А как же он становился невидимымым?

-Для этого ему было достаточно захотеть не казаться никем,- быть пустым местом. Это, пожалуй один из самых сложных проявлений его Дара.

-А что с ним теперь делать?

-Это обдумать надо. Во всяком случае,- назад его отправить нельзя.

-А что тут думать,- вмешался Григорий,- Прийдется его в реальности пристраивать. Правда, не просто это будет... Хорошо хоть ремесло у него походящее,- будь он не мастером- ювелиром а, скажем разводчиком светящихся поганок...

-Да,- согласился, Виталий,- И ремесло и Дар у него подходящие.

 

Hosted by uCoz