За ведрами

 

Золотая осень, медленно но верно, приближалась к своему бесцветному финалу. Еще вчера ярко- желтые праздничные листья стали вдруг грязно-бурыми, скользкими и мерзкими, и даже небо выцвело, спряталось за серые тучи, которые уныло клубились, чуть повыше печальных, похожих на застывшие взрывы, тополей, скатываясь вниз сонным и надоеливым, бесконечным дождем.

Однажды, когда хлюпанье и морось на какое-то время прекратились, Мария Сергеевна сказала нарочито веселым тоном.

-Дети, сегодня вместо урока физкультуры будем убирать от листьев внутренний двор. Вы ведь хотите, чтобы наша школа была чистой и красивой.

Подразумевалось, конечно, что все дети должны быть просто в восторге, от того, что вместо бестолковой беготни и пинания мяча, им предстоит занятся общественно полезным трудом на благо Родины, как будто этой самой Родине не все равно,- лежат ли опавшие листья во дворе школы в живописном беспорядке, или собраны в предписанные невесть кем и неизвестно когда кучи. Конечно, перспектива ворочать в течение целого урока корявые метла и тяжелые лопаты не прельщала никого, но все понимали, что спорить бесполезно,- эту уборку затеяла никак не милейшая Мария Сергеевна, и даже не директриса

Когда большая часть листьев уже была, с горем пополам, свалена в длинные кучи у тротуара, учительница подозвала Ратмира и Машу.

-Ратик, Машенька, сходите, пожалуйста к сараю, принесите штуки четыре ведра. Нужно все листья перенести в одну кучу, за школьной теплицей.

Школьный сарай стоял на заднем дворе. Дверь его, обычно запертая на висячий замок была распахнута, и в его мутном сером нутре виднелись какие-то мешки, коробки. Старые покореженные ведра стояли в глубине. Дети шагнули внутрь, склонились над кучей ведер, стараясь выбрать наименее погнутые и грязные,- самим ведь носить прийдется. Ведра грохотали и скрипели, им явно не нравилось, что кто-то тревожит их спокойное и уютное ржавление в серой куче. И тут стало темно. Совсем темно. Ратмир обернулся,- только что распахнутая настежь большая железная дверь была закрыта. Только снизу,- там где створка не прилегала к бетонному порожку сочился свет. За дверью хихикнули:

-Попались, птички Кравич, ты что там с девчонкой в сарае делаешь?

Ну так есть, опять Вовка. Ратмир бросился, толкнул дверь. Закрыто. На щеколду.

-Да ты не волнуйся, кто-нибудь вас откроет. Может быть,- Хихикал вредный Вовкин голосок.- Впрочем и я могу открыть. Если хорошо попросишь На коленках

-Ах ты,- Ратмир задохнулся от злости

-А ты попробуй, покусай дверь Может, прокусишь Ну ладно, не хочешь просить не надо, я пошел

Ратмир оглянулся взглянул на Машу. Она стояла вся бледная, глаза огромные, рот беспомощно приоткрыт. И дышала,- тяжело-тяжело, как Риска, когда болела Ратмир почувствовал, как ей страшно.

-Не бойся. Мария Сергеевна скоро заметит, что нас нет и пришлет еще кого-нибудь, нас откроют.

Маша молчала, а в глазах у нее стыл ужас. Ратмир понял, что если он сейчас не откроет дверь, не выпустит ее наружу, то произойдет что-то страшное. Но как ее открыть? Щель достаточно велика для крысы, но не для мальчишки. Ну чтож, вот и настала пора применить уроки Бориса Аркадьевича. Ратмир посмотрел на девочку, прямо в ее бездонные, черные от ужаса глаза,- ну так и есть,- все залито кошмарной бурой волной страха. Ратмир зачерпнул белизны, и щедро, не жалея, начал вливать ее в сознание перепуганной девчонки. Еще, еще,- пока все ее Я не станет белым и чистым, как лист бумаги.

-Слушай меня внимательно

Маша рассеяно кивнула.

-Что бы ты сейчас не увидела,- не удивляйся. Это,- чтобы выпустить тебя отсюда. Не волнуйся и не кричи. И главное, как только я тебя выпущу,-ты должна все забыть, с того самого момента, как увидела, что дверь заперта. Понятно?

Девчонка кивнула. Ну теперь,- за дело,- серый крысенок выглянул из-под створки двери,- никого. Выскользнул наружу, и вот уже мальчишечья рука откидывает засов.

-Все, выходи. И постой снаружи, я ведра вынесу

Hosted by uCoz