Тайна Жизни.

Педро Ромерос, прославленный алхимик, дистиллянт и иэвлекатель Великого Магистериума, приложил ладонь к трасмутационной печи,- тепло было умеренным и однородным, Терма Витае, как раз такое, как надо... Пора переходить к Главному... Как всегда, перед началом Великого Действия, Магистр прикрыл глаза и постарался очистить мысли и сердце от всего суетного и мелочного. Ведь не зря еще Альберт Великий назвал Алхимию "Истинно Чистой Наукой",- тот, чьими поступками движет алчность или тварность никогда не добьется успеха... Только глупцы считают, что главное,- это трансмутация низших земель и металлов в золото... Да, Педро сумел получить Малого Льва, и сам король рукоплескал, когда Магистр Ромерос в его присутствии продемонстрировал Партикулярную Трансмутацию антимонийных земель, но разве это так уж важно, по сравнению с тем, что произойдет сейчас, вернее должно произойти, если Педро удалось правильно расшифровать Великий Пергамент Аль Кордови...

Виргинная реторта уже достаточно прогрелась, и над кристаллами Виолового Дракона поднялись киммерийские тени,- пора,- Магистр быстро отсек запаянное горлышко реторты, влил прямо в фиолетовые пары полмеры раствора поташного субстрата в спиритус вини, вновь закупорил виал, теперь уже ватным тампоном и перевернул песочные часы... Теперь нужно ждать... Через полчаса он добавит к смеси последний компонент, и если он все-таки прав в своих догадках, то сумеет осуществить то, что не удавалось пока ни одному из европейцев,- вдохнет в косную материю Вис Виталис,- жизненную силу, и тогда...О, тогда он станет самым выдающимся из ученых, он вплотную приблизится к пониманию Великой Тайны Жизни... И пусть безумцы и невежды ищут золото,- даже Король Металлов,- ничто перед этой тайной...

Пора готовить последний компонент... Педро достал из небольшой шкатулки несколько гостий и виал с освященным вином. О, зтот компонент раздобыть было особенно тяжело... Сторож Собора Святого Духа потребовал за крохотный виал целую горсть золотых цехинов... Впрочем, его можно понять,- хищение вина, оставшегося после пасхального Причастия,- не шутка, узнай об этом Инквизиця,- не миновать обвинения в святотатстве, а то и чего похуже.

Магистр разложил на серебряной плате три гостии, и осторожно, гусиным пером, нанес на каждую по три капли из виала.

Мастер вновь склонился над колбой,- субстанция стабилизировалась, но песок в часах еще не перетек, значит нужно ждать. Педро обернулся к столу и побледнел от гнева и ужаса,- огромная серая крыса ухватив гостию метнулась за тяжелую жаровню для прокаливания солей.

-Стой, старая чертовка! Отдай!

Куда там,- разбойница каплей ртути протиснулась в узкую щель, словно вся состояла иэ какой-то жидкой субстанции, без единого грана костей... Понимая, что все окончательно погибло, Магистр, неизвестно зачем придвинул стул к жаровне, неловко вскарабкался на него и заглянул в щель. Там, между медной плитой и стеной сидела похитительница, и увлеченно грызла добычу, а вокруг нее суетились несколько крохотных крысят. Малыши наскакивали на мамку, пытаясь ухватить кусочек лакомства, но та уворачивалась, явно не собираясь делиться. Тогда пострелята, словно сообразив, что гостии им так и не попробовать уткнулись мордашками в теплый мамин живот, и шустро разобрав соски довольно задергали хвостиками... И вдруг Педро Ромерос, прославленный алхимик, дистиллянт и извлекатель Великого Магистериума почувствовал, что на его лице сияет улыбка. Улыбка прозрения...

Hosted by uCoz