Та, Которая В Воде.

В густых зарослях копытня прячутся серебристые наутинки и сладковатые калачики... Баба Шифра говорит, что калачики есть нельзя, но я все равно их ем... Зачем? Не знаю... Эти калачики, похожие на зеленые таблетки,- замечательное лекарство от скуки... Так, что зря Баба Шифра говорит, будто хорошие дети их не едят,- никогда не поверю, что эти самые "Хорошие Дети" все время скучают, а если это так, то я лучше буду не слишком хорошим

Баба Шифра вообще говорит много странного, например, что крысы переносят разные болезни... Но это неправда, Крыса которую я знаю,- переносит только бутерброды, сам видел, а ведь бутерброд с "докторской" колбасой,- совсем не болезнь, это ливерной колбасой, еще весной, отравился соседский Колька...

Пока бутерброд несу я... Конечно, Баба Шифра думает, будто я собираюсь его есть, но она всегда пытается кого-нибудь накормить, так, что лучше без спора взять предложенный хлеб с колбасой или сыром, тем более, что он все равно пригодится.

Через заросли копытня спускаюсь к канаве. В ней осталось только две утки.Они опускают в мутную воду белые головы с желтыми клювами, задорно крутят хвостами... Утки очень глупые и прожорливые,- больше всего на свете они хотят слопать отражение Солнца , а еще Ту Которая В Воде... Вот такие они, эти утки, но их все равно никто не боится, а Та, Которая В Воде, даже дразнит толстых обжор,- щекочет им пятки, и хохочет... Утки страшно сердятся, они, как все толстяки боятся щекотки, и поэтому смешно дергаются, машут крыльями, так, что брызги летят во все стороны...

К канаве подходит большая соседская собака Жульба... Я чуть-чуть отодвигаюсь. Не подумайте, что я боюсь добродушную псину, но это у нас все понарошку,- Жульба делает вид, что она Злая Сторожевая Собака, вот я и уступаю ей дорогу, что-бы не портить чужой игры... И кроме того, у меня в руках бутерброд, а хитрая дворняга тоже любит колбасу... Наконец собака, поплескав в канаве большим розовым языком, уходит, и тогда, Та, Которая В Воде, подает мне знак,- скоро прийдет Крыса. Эта Крыса живет под старым сараем, и ни с кем не дружит, кроме меня, конечно... Только не подумайте, что крыса злая или плохая, она даже лучше уток,- ведь те все время пытаются кого-то сожрать,- а крыса ест только бутерброды с колбасой или сыром. Вот она осторожно подходит ко мне, и ждет. Она не начинает истошно мяукать, как рыжий кот Бабы Дани, или гоготать как гуси, она умеет просить совершенно молча, но я все равно ее понимаю, и протягиваю угощение. Зверек аккуратно берет подарок и возвращается с ним под сарай. Вот видите, я же говорил вам, что крысы переносят только бутерброды!

Жульбу и уток кормит старый Хаим,- и поэтому они его, я кормлю Крысу, и думаю, что она моя... А вот Та, Которая В Воде,- ничья,- ей не нужны бутерброды,- у нее все есть там, в маленькой норке на дне канавы, но она все равно хорошая.

Я улыбаюсь, и Та, Которая в Воде,-тихонько смеется... А потом я снимаю сандалии, опускаю стопы в канаву, и она щекочет мне пятки...

 

Hosted by uCoz